×
Оставить заявку
Заказать звонок
г. Москва, ул. Нагатинская, д.1 стр.40. На карте
20Января 2016Национальный банковский журнал, январь 2016

Комментарий РДТЕХ в рамках статьи "Геополитика важнее экономики"

Кирилл Диброва, директор по продажам Центра финансовых решений РДТЕХ

Под этим негласным девизом прошел не только для России, но и для мира весь 2015 год, и эксперты предполагают, что и в 2016 году в этом вопросе мало что изменится.

Санкционное противостояние, война на Ближнем Востоке, которая втягивает в себя все новые и новые страны по одну или другую сторону баррикад, кризис привычных международных институтов - Всемирной торговой организации (ВТО), Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), Международного валютного фонда (МВФ) - вот те события, которые предопределили лицо 2015 года. И, поскольку отношения между геополитическими силами продолжают накаляться, опрошенные NBJ эксперты не ожидают разрядки в 2016 году. Но в то же время они надеются на то, что российская экономика все же будет постепенно выходить из плена геополитики и более успешно развиваться, чем это было в последние два года.

Перемены не локальные, а глобальные

Прошедший 2015 год еще раз продемонстрировал: положение как стран с развитой экономикой, так и государств с развивающимися рынками на "большой шахматной доске" меняется. Практически для всех участников мировой экономики это означает одно и то же - кризис, и урегулировать его в одиночку никто не в состоянии, поскольку проблемы, породившие его, по своей природе являются транснациональными. Их решение возможно только в рамках коллективных действий и сотрудничества всех государств, уверены эксперты. Но смогут ли страны договориться между собой о новом разделе сфер влияния и устранить то, что порождает конфликты между ними? Сядут ли они за один стол переговоров? Ответов на эти вопросы пока нет.

"Однополярный мир прекращает свое существование, и мы все чаще обращаемся мыслями к тому положению дел, которое существовало до начала 1990-х годов", - отмечает директор Центра политических исследований Алексей Мухин. Тогда, как отмечает политолог, мировая экономическая система развивалась под влиянием двух центров силы: США и их союзников и СССР плюс стран, входящих в так называемый социалистический лагерь. Затем Советский союз и его союзники начисто проиграли соревнование в экономике, скудеющие ресурсы обеспечили взаимные претензии и подозрения, прежде всего, среди республик, входящих в состав СССР, что в конечном итоге привело к развалу как Союза, так и всего социалистического лагеря.

Казалось бы, возврата к прошлому нет и быть не может. Но, с другой стороны, страны так называемого третьего мира все реже соглашаются мириться с тем положением, на которое их обрекают государства с развитой экономикой. Важной тенденцией современного мира, как подчеркивают эксперты, являются процессы модернизации и развития многочисленных информационных систем. Следствием этих процессов является значительный рост национализма в странах третьего мира, что препятствует осуществлению военных интервенций и использованию иных традиционных средств обеспечения господства над ними. Так, серьезным фактором поражения США во Вьетнаме и Советского Союза в Афганистане явилось то, что обеим сверхдержавам не удалось навязать свою волю националистически настроенному населению этих более бедных и отсталых стран. Фактически то же самое, как подчеркивают специалисты, мы видим и сейчас, когда наблюдаем за развитием ситуации в Сирии, Йемене и все том же Афганистане.

В общем и целом, по мнению заместителя директора института международных отношений Гдыньской Военно-морской академии Грациана Цимека, по итогам 2015 года можно сделать следующие выводы. "Прежний гегемон глобального порядка, которыми являются Соединенные Штаты, не способен к уходу от модели глобализации, завоеванной после распада двухполярного порядка. Следовательно, для выхода из многомерного кризиса необходимы новые системные альтернативы. Вместе с концептуальным бессилием одновременно появляется определенная политика. Прежний гегемон принимает меры сдерживания реформ глобального порядка", -поясняет Грациан Цимек.

Чем сильнее накаляются страсти в условиях, когда "верхи не могут, а низы не хотят", тем более заметным становится то, какое влияние оказывает геополитика на общее развитие экономической ситуации в мире. Такого мнения придерживаются многие эксперты, в том числе профессор МГИМО, президент Центра энергетической дипломатии и геополитики Станислав Жизнин. "Возьмем в качестве примера реализацию энергетических проектов - здесь особенно очевиден факт, что геополитика доминирует над экономикой. До недавнего времени мировой рынок энергоресурсов на 90% зависел от экономических интересов разных стран и лишь на 10% - от геополитических. Сегодня положение в корне изменилось: геополитика доминирует. Она влияет на спрос и предложение, на цены и на функционирование инфраструктуры транспортировки нефти и газа", - уверен Станислав Жизнин.

"Подтверждением того, как политика пытается "рулить" экономикой и мировой энергетикой, служат, в том числе, и действия госдепартамента США. Вспомним прошлогоднее заявление госсекретаря Джона Керри, что Соединенные штаты готовы залить Европу сжиженным природным газом, а также поставлять ей нефть, поскольку добыча сланцевой нефти якобы будет расти. На самом деле это блеф. Даже если США отменят запрет на нефтяной экспорт, им просто не хватит ресурсов. Ведь добыча сланцевой нефти несет в себе немалые проблемы: во-первых, экологические, во-вторых, финансовые: высока себестоимость. И скорее всего, через несколько лет США, если их экономика продолжит быстро расти, снова увеличат импорт нефти", - подчеркивает Станислав Жизнин (Центр энергетической дипломатии и геополитики).

ВПК как барон Мюнхгаузен российской экономики

Одна из стран, которую США в своем стремлении ограничить однополярный мир пытаются сдержать больше всего, - это, по мнению экспертов, Россия. Как подчеркивают большинство опрошенных NBJ специалистов, в этих условиях надеяться на отмену или хотя бы смягчение введенных против России ограничительных мер (санкций) не приходится. Остается только предпринимать попытки реформирования структуры национальной экономики с тем, чтобы она могла более или менее успешно функционировать в новых для себя, куда менее благоприятных, чем раньше, условиях.

"Кардинального изменения структуры российской экономики пока еще не произошло, но развернувшиеся в ней процессы позволяют надеяться, что оно состоится. И случится это не под воздействием санкций или кризиса, а в результате принятого российским руководством нового внешнеполитического курса на твердое отстаивание национальных интересов и последовавшего за этим развития военно-промышленного комплекса", - считает директор по продажам Центра финансовых решений РДТЕХ Кирилл Диброва.

"Активное ведение антитеррористической операции в Сирии требует постоянной подпитки арсеналов высокотехнологичными боеприпасами, обслуживания и модернизации ракетной техники, авиации, флота. Обслуживающие эти направления предприятия демонстрируют высокие показатели устойчивого роста, и они, в свою очередь, должны потянуть за собой развитие своих поставщиков и смежников. В целом, ВПК - это столь разноотраслевая структура, что она вполне способна вытащить из кризиса всю российскую экономику, подобно барону Мюнхгаузену, вытянувшему себя самого за волосы из болота", - надеется специалист.

"В общем, современная экономика мира (прежде всего России) далека от того, чтобы быть "разорванной в клочья". Более того, продемонстрирована ее способность к адаптации к, можно сказать, экстремальным условиям - кризисные явления плюс санкции. Между прочим, уже сейчас в структуре ВВП обрабатывающим отраслям принадлежит 64%", - говорит руководитель банковской секции Общероссийской общественной организации "Финпотребсоюз" Михаил Беляев. Конечно, отмечает эксперт, в целом у России пока отрицательные темпы экономического роста. "Однако на фоне общей депрессии ряд отраслей и производств обрабатывающей промышленности (преимущественно военного назначения) наращивает выпуск продукции. А это не что иное, как признаки наметившейся структурной перестройки", - считает Михаил Беляев.

Впрочем, столь оптимистичного мнения придерживаются далеко не все эксперты. Так, по мнению управляющего партнера НАФИ, исполнительного директора АЦ "Институт страхования" Павла Самиева, изменений в экономике почти нет: для повышения диверсификации, роста импортозамещения, роста новых отраслей нужна куда большая определенность в будущем, чем присутствует на сегодняшний день. "В том числе нужна большая макроэкономическая и фискальная определенность, большая вера в национальный рынок и финансовую политику. Однако мы видим, что множество предпринимателей и инвесторов, которые пробуют инвестировать или хотели бы инвестировать средства в новые производства, новые проекты, сталкиваются с невероятным давлением. Ставки по кредитованию остаются высокими. Отрасли, которые могли бы стать драйверами роста, не получают инвестиций, и это дает нам отток капитала вместо инвестирования и падение промышленного производства и ВВП вместо роста", - констатирует специалист.

"Безусловно, структура российской экономики достаточно быстро меняется, прежде всего из-за падения цен на нефть и плавающего курса рубля. Не будем забывать, что любая рыночная экономика является системой с обратной связью: она быстро реагирует на любые изменения состояния текущего и капитального счетов", - указывает заместитель председателя Уральского банковского союза Евгений Болотин. "Свою лепту в изменение структуры российской экономики вносят и санкции (антисанкции), но эти изменения более локальные, больше воздействуют на отдельные отрасли экономики", - констатирует эксперт.

Что будет дальше? Решайте вы сами

Естественно, было бы неверным утвер-ждать, что все отрасли российской экономики, подобно ВПК, оказались в выигрыше. Как справедливо отмечают экономисты и политологи, в любой ситуации кто-то находит, а кто-то теряет. Нынешний российский кейс не является исключением из этого правила, поэтому нет ничего удивительного в том, что различные отрасли нашей экономики по-разному адаптируются к работе в новых условиях.

"На мой взгляд, больше всего пострадал финансовый сектор, который привык к низкопроцентным "длинным" займам у западных банков в минувшие годы. В одночасье сектор вынужден был значительно укоротить свои горизонты кредитования", - указывает директор аналитического департамента ИК "Окей Брокер" Владимир Рожанковский. Эксперты также отмечают, что на состояние финансового сектора России влияет и та надзорная и регуляторная политика, которую проводит мегарегулятор рынка в лице Центрального банка. Ни для кого не является секретом то количество лицензий, которые были отозваны в 2015 году у финансово-кредитных организаций, причем как средних и малых, так и тех, кто входил в ТОП-100 по величине активов.

"Кто еще проиграл? Прежде всего, импортеры, - констатирует Евгений Болотин (Уральский банковский союз). - В силу территориального положения Свердловской области у нас хорошо развит логистический бизнес и всегда было много компаний, импортирующих что угодно: от промышленного оборудования и бытовой техники до потребительских товаров. Снижение курса рубля поставило этот бизнес на грань выживания: его просто слишком много в области, и сократившийся спрос на импорт не разделить на всех, кто-то должен уйти".

"На фоне снижения стоимости нефти происходит увеличение объема ее добычи. Снижаются объем грузоперевозок и оборот розничной торговли. Сельскохозяйственное производство, получившее шанс на импортозамещение, не может воспользоваться им в полной мере из-за отсутствия дешевых кредитов. Финансовый сектор показал существенное снижение прибыли в результате сокращения объема банковских услуг. Лучше других чувствуют себя компании-экспортеры, генерирующие прибыль в иностранной валюте: большая часть из них находится в нефтегазовом и металлургическом секторах, в сфере производства минеральных удобрений. Стабильный рост наблюдается в оборонной промышленности на фоне роста политической напряженности и нового витка гонки вооружений", - так описывает свое видение ситуации в российской экономике директор Лаборатории инвестиционных технологий Артем Гиневский.

Достаточно хорошо, как утверждают наблюдатели, чувствуют себя горнодобывающие и металлургические предприятия (включая компании, производящие трубы). Для них стимулирующим фактором в первую очередь является снижение курса рубля, так как часть их продукции идет на экспорт. Поддержку отрасли также оказало резкое снижение доли украинской продукции на российском рынке. Непривычно комфортно чувствует себя сельское хозяйство: снижение курса рубля и российские антисанкции значительно уменьшили долю импортных продуктов в магазинах. Короче, неплохо, как отмечают эксперты, ощущают себя те компании, которые смогли вписаться в общую политику импортозамещения.

Однако, как считает Евгений Болотин (Уральский банковский союз), есть момент, который может перечеркнуть те робкие достижения, которые российской экономике удалось показать за последние два года, мягко говоря, не слишком комфортной своей жизни. "В настоящее время, как мне кажется, мировая экономика вкатывается в глобальный кризис перепроизводства, и то, что мы наблюдаем сейчас на товарных рынках, - это всего лишь первый звонок. Избыток производственных мощностей наблюдается по всему миру практически во всех отраслях промышленности, от добычи до выпуска продукции для конечного потребления. Этот избыток мощностей должен быть уничтожен для сохранения баланса между спросом и предложением", - предупреждает специалист.

Каким образом будет происходить балансировка спроса и предложения в той или иной отрасли, предсказать трудно, как, впрочем, и глубину нового мирового кризиса. Многие аналитики убеждены в том, что проблемы, породившие кризис-2008, который не без оснований назвали Великой депрессией-2, так и не были устранены. А это значит, что они могут обостриться с новой силой, и только тогда на практике станет понятным, насколько российская экономика успела подготовиться к реагированию на них.

Возврат к списку

Пресс-центр

PR-служба РДТЕХ